Новости



Правила



Гипотезы



Дискуссии



Публикации СМИ

Интеллектуальная революция грядёт


Мы привычно думаем, что живём в эпоху эффективной науки – космос, компьютеры, Интернет. Но это только одна часть науки – физика, в которой объекты исследований относительно простые. Эффективность наук о гораздо более сложных объектах – биологии, психологии, социологии во много крат меньше.
Слушая разглагольствования политологов, читая толстые книги экономистов, мы часто спрашиваем себя: «Почему подавляющее большинство их прогнозов и рекомендаций причиняет ущербы вместо пользы? Неужели эта маловразумительная, зачастую демагогическая риторика есть наука?».
Большая часть деятельности в этих “науках” нарушает классические научные принципы и не соответствует критериям научности. То есть по её сути она вообще не является научной. Деятели этих “наук” просто впаривают нам пустоту, "высосанную из их пальцев"!

Топ-менеджеры корпораций пренебрегают научными принципами и поэтому часто принимают ошибочные решения, из-за которых они теряют миллиарды долларов.

Политики игнорируют научные принципы. Политические решения без научных обоснований, основанные на демагогии, как правило, причиняют вред. Поэтому демаГОГОкратии обречены на коллапс и вымирание.
Они уже довели Западную экономику вместе с Россией и Украиной в состояние стагнации, рецессии и огромных долгов.
Превращение юаня в мировую резервную валюту обрушит Западную экономику, весьма вероятно, уже к 2020 году.

Возможно, Цивилизация ещё успеет совершить интеллектуальную революцию, чтобы предотвратить этот глобальный коллапс.


Научные принципы в бизнесе, в науке, в политике

В бизнесе
Простые решения менеджер принимает сам. Для принятия более сложных решений менеджер использует советы специалистов. Принимать так решения менеджер может, если он знает свойства изменяемого объекта и может предвидеть результаты его изменений.
Так менеджеры действовали ещё с тех времён, когда менеджерами были вожди первобытных племён.
Современные топ-менеджеры часто принимают решения о реализациях изобретений, технологий, производств, инвестиционных и корпоративных проектов, которые изменяют очень сложные экономические и социальные системы. Эти системы имеют технические, организационные, финансовые, рыночные, конкурентные, правовые, рекламные, трудовые, психологические, логистические, экологические, политические и другие компоненты.
В подавляющем большинстве случаев, эти системы слишком сложные. Поэтому менеджеры не знают в достаточной степени их свойства и не способны предвидеть результаты их изменений.
Поэтому принятие решений, основанное на личных знаниях менеджеров, в большинстве таких случаев причиняет ошибочные решения, реализация которых уменьшает прибыли и увеличивает убытки.

В научной методологии давно известен так называемый “судебный” метод, который минимизирует вероятность ошибок при принятии сложных решений.
Он не требует от менеджера иметь специальные знания свойств изменяемых систем и детально изучать проекты.
Его основной принцип – выявлять возможные ошибки проектов – неопределённые термины, логические противоречия и несоответствия фактам – по материалам обсуждения проекта между его пропонентами (авторами) и оппонентами (критиками).
Оппоненты сообщают о предполагаемых ошибках проекта. Пропоненты сообщают об ошибках аргументов оппонентов.
Менеджер изучает, в основном, только спорные тезисы обсуждения и делает выводы о наличии или отсутствии ошибок проекта. Проекты, содержащие ошибки, отклоняются.

Таким образом, принятие решения состоит из трёх этапов – подготовка проекта, его обсуждение экспертами и оценка менеджером.
Материалы проекта и его обсуждения должны быть представлены в микротезисном формате.
Каждый тезис должен описывать одно элементарное свойство изменяемой (создаваемой) системы или процесса её изменения (создания).

Проект должен содержать три обязательные части:
Описание текущего состояния изменяемой системы с указанием проблемы, которую должен устранить данный проект;
Описание целевого состояния системы, которое должно быть достигнуто в результате реализации данного проекта, с указанием критериев устранения проблемы;
Описание процесса изменения системы из текущего её состояния до целевого состояния с указанием ресурсов, имеющихся и требуемых для реализации данного проекта.

Этот метод универсален и может применяться в управлении предприятиями, корпорациями и министерствами, для принятия решений в политических партиях, парламентах и правительствах.

В некоторой степени этот метод совпадает с известным “японским” методом менеджмента, в котором проекты решений подвергаются согласованиям со всеми причастными к ним подразделениями.

Чем сложнее проекты, тем больше этот метод уменьшает вероятность ошибочных решений. В корпоративных проектах эта вероятность уменьшается в несколько раз. В социальных проектах – в десятки раз.

Несмотря на эффективность данного метода, он применяется в практическом менеджменте весьма редко. Какие-то менеджеры просто не знают его. Другие экономят на дорогостоящих экспертах. Третьи просто ленятся напрягать мозги на изучениях материалов дискуссий. Они предпочитают просиживать тысячи часов на малоэффективных совещаниях, упиваться там своей властью, принимать важнейшие решения за едой в ресторанах и игрой в гольф.
Из-за такого архаичного менеджмента корпорации теряют миллиарды долларов каждый год, мировая экономика – триллионы долларов, а технологическое развитие Человечества задерживается на десятки лет.
Поэтому владельцы больших бизнесов должны нанимать только тех топ-менеджеров, которые умеют и хотят применять научные принципы при принятии сложных решений.


В науке
Ещё мыслители древних цивилизаций открыли принципы научного познания. Научные работы не должны содержать неопределённые термины, логические противоречия и несоответствия фактам. Но вот горький парадокс современной науки – спустя почти три тысячи лет, в 21-м веке эти принципы по-прежнему, в значительной степени игнорируются и даже отрицаются работниками научных институтов.

Научное знание состоит из описаний элементарных свойств изучаемых объектов.
Каждое такое описание есть микропорция знания. В текстах такое описание представляется в форме отдельного микротезиса. Поэтому научные работы должны иметь дискретный, микротезисный формат.
Использование феномена дискретности научного знания по влиянию на цивилизацию может быть сопоставимо с изобретением книгопечатания.
Однако в реальности большинство научных работ представлено в формате текстового потока, в котором не выделены отдельные свойства изучаемых объектов.
Это значительно затрудняет понимание их и, особенно, выявление ошибок в них.

Применение научных принципов существенно повышает продуктивность синтезирования нового знания. Нарушение этих принципов уменьшает эффективность научной деятельности, особенно, коллективной.
В физике и технике научные работники, как правило, в основном, интуитивно соблюдают эти принципы. Во-первых, потому что в этих областях науки объекты исследований относительно простые.
Во-вторых, при нарушении научных принципов, объекты экспериментов или проектов в лучшем случае не функционируют, а в худшем разрушаются или взрываются.
Недостаточность соблюдения научной методологии в физике и технике уменьшает эффективность реальной научной деятельности в 2-3 раза, а в химии, где объекты исследований более сложные, – в 3-5 раз.
Нарушение этих принципов в биологии и медицине, где объекты исследований ещё сложнее на много порядков, уменьшает эффективность научной деятельности в этих областях в 10 и более раз. В частности, из-за этого остаётся непознанным феномен рака, а также множества других болезней.
Практическое игнорирование научных принципов в психологии уменьшает эффективность исследований в десятки раз. Ошибочные психологические опусы становятся основой ложных этических концепций, которые насаждаются в обществах. Из-за этого происходят кризис института брака, спад рождаемости, наркомания, неэффективность педагогики и образования.

Работники “социальных наук” принципиально отрицают применение научных принципов в этих псевдонауках из-за якобы специфики общественных систем. Они утверждают невозможность определения используемых в них терминов и широко используют неопределённые понятия. В качестве доказательств они часто применяют аналогии и метафоры.
Они представляют свои работы в формате обильного, малоструктурированного текстового потока. В нём практически отсутствуют конкретные описания отдельных элементарных свойств изучаемых объектов. Это очень затрудняет выявление логических противоречий между тезисами и несоответствий объективным фактам в этих работах.
В давнем споре о том, что детерминирует исторический процесс – “воля народов и вождей” или объективные свойства социальных систем, большинство этих работников поддерживает идею примата воли над природой общества.
Они уверены, что общество можно произвольно конструировать по неким утопическим, демагогическим доктринам независимо от его имманентных свойств.
Они сочиняют политические и юридические концепции, проекты законов и указов, не только не основанные на объективных свойствах обществ, но противоречащие им.

Полное и даже агрессивное отрицание научных принципов лишает существующие социологические институты, их работников и издаваемое ими псевдознание оснований называться наукой. То есть традиционные “социальные науки” вообще не есть науки. Они имитируют интеллектуальную деятельность и профанируют науку.
Работники социальных псевдонаук на своих уютных синекурах продают обществу пустоту, “высосанную из пальца”. Хотя многие из них – милые интеллигенты, по сути их деятельности, подавляющее большинство их – демагоги и прохиндеи.
Они даже не просто бесплодны как создатели научного знания. Они и их предшественники создавали и распространяли демагогические доктрины – коммунизм, нацизм, маоизм и другие “измы” помельче, которые в последние 100 лет причинили локальные и глобальные катастрофы – революции и войны, уничтожившие сотни миллионов людей и богатства на сотни триллионов долларов, а также угрозу глобальной термоядерной войны. Эти доктрины также нарушили прогресс малоразвитых стран и причинили их деградацию.

Сегодня эти псевдоучёные обеспечивают идеологическую поддержку демагогократий, которые разрушают Западную цивилизацию. Они создают идеологические основы и демагогические средства новых политических и военных конфликтов.
Институт философии РАН, который по определению должен быть главным пропагандистом эпистемологии и научной методологии в России, в действительности в числе первых отрицает их принципы и издаёт опусы, игнорирующие их.
Академик Лысенко давно умер, но “лысенковщина” живёт, а в социальных псевдонауках вообще господствует.
В 1992г., после распада СССР, многие академики-естественники предлагали изгнать академиков Отделения "Общественные науки" из состава Академии за антинаучное идеологическое обеспечение Советского режима. Но у них не хватило решимости и силы воли добиться этого очищения. Поэтому прохиндиада от обществоведения в РАН продолжается.
Традиционное социологическое лжезнание не только антинаучно, но оно аморально и злокачественно, так как его значительная часть предназначена для идеологического манипулирования массовым сознанием миллионов и миллиардов людей в интересах узких политических группировок.

Общественный вред от пренебрежения принципами науки состоит в проблематичности установления ложности знания. В социальных псевдонауках это установление оказывается практически невозможным. В результате этого, реализуются ложные политические доктрины, основанные на демагогии.

Почему учёные игнорируют принципы науки ?
Хотя студенты и аспиранты изучают гносеологию и научную методологию в университетах, ценность этого знания для научной деятельности они, как правило, не понимают. Поэтому они забывают эти знания сразу после экзаменов. Научные работники не любят советы методологов о том, как они должны делать науку.
Соблюдение научных принципов повышает эффективность научной деятельности, но существенно увеличивает её трудоёмкость. Люди стремятся избегать напряжения, которого можно избежать. И научные работники, и потребители научного знания, в той или иной степени (от 0 в математике до 100% в политологии) развращены возможностями не напрягать интеллект и подменять научную деятельность ложью и демагогией.
Общественные элиты не стимулируют учёных соблюдать научные принципы для повышения эффективности науки. Напротив, нарушение этих принципов затрудняет выявление лжи в заказных псевдонаучных работах.

Одна из основных проблем распространения этих принципов в науке об обществе состоит в том, что эта отрасль науки скомпрометирована её демагогией и аморальностью. Из-за этого, учёные, способные к научному мышлению, брезгуют социальными науками. Поэтому деловой и интеллектуальной элитам предстоит создать новое сообщество учёных социальных наук.
Оно должно будет насаждать новую культуру работы на основе научных принципов.
В первую очередь, необходимо будет установить академический стандарт дискретного (микротезисного) формата научных работ и их обсуждений.

Применение научных принципов, как Архимедова "точка опоры", даст интеллектуальную возможность решить все основные проблемы современной Цивилизации.
Поэтому учёные-естественники, осознающие важность научных принципов и огромный вред от пренебрежения ими, должны пропагандировать их.
Бизнес сообщество должно спонсировать только те университеты и научные институты, которые применяют и пропагандируют принципы науки.


В политике
До 1917 года Человечество развивалось естественным, эволюционным путём. Коммунистическая революция в России повернула это развитие на путь искусственных, как правило, революционных преобразований обществ. Основная причина этого глобального поворота была отсутствие научного знания о свойствах социальных систем и отрицание научных принципов в социальных науках.
Искусственный, революционный способ развития причинил множество локальных и глобальных военных конфликтов – катастрофических революций и войн по всему миру.
В ХХ веке, было создано много государств в результате искусственного насаждения идеологий, которые противоречат объективным, имманентным свойствам обществ, – коммунизма, социализма, нацизма, шовинизма, исламизма. Все они просуществовали какие-то времена. Из-за противоестественности их устройств, эффективность их экономик была низкая. Постепенно их идеологии надоедали элитам и населению. Все они разрушались и трансформировались в капиталистические.

К настоящему времени, интеллектуальные элиты по-прежнему игнорируют научные принципы в социальных науках. Это лишает их возможности адекватно оценить социальные теории. Государственные чиновники и частные спонсоры не требуют от научного сообщества соблюдать научные принципы. Поэтому научное знание об обществе по-прежнему не создано. Это знание подменено массированной демагогией и идео-политическими доктринами.

Социал-капиталистическая революция в России, начавшаяся в 1987 году и продолжающаяся ныне, также не имеет научного обоснования, не соответствует свойствам социальных систем и потому наносит огромные ущербы России и практически всему миру.

До 1970-х годов Западные страны были буржуазно-демократическими республиками.
В 1970-е годы началась научно-техническая революция. Количество людей с университетским образованием превысило половину населения. Профессора-социалисты “промыли” им мозги и внушили социал-демократические идеи, в том числе, бизнес элитам. В результате этого, к 2000-м годам, Западные буржуазно-демократические республики трансформировались в социал-демократические.
Бизнес элиты легкомысленно и малодушно отказались от своей политической ответственности и уступили власть. Её захватило самое аморальное сословие – кланы политиков – демагогов, интриганов и манипуляторов массового сознания. Они установили в своих странах режимы демагогократии с дефектными и неэффективными законодательствами.
Из политического инструмента, демагогия превратилась в основу власти.
Нынешние политические элиты заинтересованы в том, чтобы не допустить создания социологического знания на основе научных принципов, потому что оно будет мешать им произвольно манипулировать обществами.
Из-за игнорирования научных принципов, подавляющее большинство принимаемых ими политических решений оказывается ошибочным, т.е. они причиняют ущербы вместо ожидаемых благ. Западные правительства неспособны решить ни одну существенную проблему. Все стратегические проблемы только усугубляются.
Вследствие этого, эффективность Западных экономик значительно уменьшилась. Западные государства увеличивают свои долги. В скором будущем, экономическая продуктивность социал-демократических стран ещё значительно уменьшится вплоть до их банкротств и распадов.
Эти процессы будут усугублены поражением в конкуренции с Китаем и другими эффективными странами. Уже скоро китайская валюта приобретёт статус мирового резерва. После этого, падение Западных экономик резко ускорится.
Также, по мере ослабления Запада, его всё чаще и агрессивнее будут атаковать международные террористические движения.

Историческая практика есть критерий истинности идеологии.
Глобальный эксперимент по социал-демократическому “улучшению” капитализма разрушил Западные экономики. Их эффективность снизилась до неспособности поддерживать существование обществ. Происходящий экономический спад, неизбежное банкротство и демографическое вымирание Западной цивилизации однозначно доказывают ложность идей социал-демократии.
Гримаса Истории — “могильщиком” Западного капитализма оказался не пролетариат, а малодушная и скудоумная буржуазия, совершившая политическое самоубийство.

Коренная причина указанных глобальных процессов есть игнорирование научных принципов. Оно причиняет архаичное политическое управление, основанное на демагогии и ложных доктринах.

В текущих обстоятельствах, вероятность сохранения Западной цивилизации можно оценить в 10%. Она может реализоваться только при условии срочного распространения научных принципов в большом бизнесе, в науке и в политике.
Западная цивилизация вошла в ситуацию бифуркации – невозможности продолжения прежнего состояния и неизбежности перехода в одно из двух новых состояний.
Первый возможный путь — её элиты совершат интеллектуальную революцию и начнут соблюдать научные принципы, что даст им возможность принимать адекватные решения, и тогда цивилизация восстановит своё эффективное развитие.
Альтернативный путь — элиты продолжат пренебрегать научными принципами, принимать ошибочные решения, и цивилизация разрушится за 15-20 лет.
То есть, всего лишь простое соблюдение элементарных научных принципов отделяет возможное процветание Западной цивилизации от её скорого разрушения.

Единственное сословие, заинтересованное в улучшении политического управления в долгосрочных, стратегических интересах Западной цивилизации и способное распространить научные принципы, есть крупный бизнес. Поэтому бизнес сообщество должно создать просветительские центры пропаганды научных принципов и культуры научной деятельности.
На основе научных принципов, новая генерация учёных сможет доказать элитам ложность господствующих политических доктрин и распространить научное знание о социальных системах (которое уже создано внесистемными учёными).
На основе этого знания, деловые и интеллектуальные элиты эволюционно трансформируют правовые системы Западных стран в экономически оптимальное состояние.

Уже через 5-7 лет, Западные экономики достигнут роста 7-10% в год и обеспечат быстрое и устойчивое развитие своих стран и всего мира.


___